пятница, 27 октября 2017 г.

БМРТ МБ-0440 «Плутоний» .Часть I.

Художник Иванов.
Почти год я не работал в море, ремонт в Польше, командировка в Киев. Весной 1985г., я получил направление на МБ-0440 «Плутоний». Хотелось уже снова пойти на промысел, окунуться в свою привычную работу. Так что я с удовольствием принял предложение идти в рейс на МБ-0440 «Плутоний».
«Старый поляк», этот тип судов мне хорошо знаком, тем более он тоже только что прошел из ремонта и переоборудование в ПНР.
Так уж получилось, что с 440-м меня связала судьба на целых 4 года, я уходил в отпуск, на отгулы и все равно возвращался на судно. За все время пришлось поработать с семью капитанами, первым был Иванов Владимир Михайлович.
Перед отходом в рейс, мы стояли на западном берегу Кольского залива, на п/м «Резец», вот- вот отход судна. Ко мне прислали в рейс двух стажёров из мурманской мореходки. Ребята попросил я их. У меня есть два ящика из под ЗИП, сходите на берег, принесите земли. Я решил в рейсе посадить лук, что бы была своя зелень. Уходили мы на четыре месяца, продукты все взяли с берега, а это значит, что свежей зелени мы долго не увидим.
Работая в Баренцевом море скоропорт мы тогда не получали, если случалась оказия и шел транспорт с южных морей, нам присылали информацию, тогда второй штурман заказывал на него доставку продуктов. В основном свежую картошку и капусту, на оставшиеся деньги, (всегда старались, что бы они остались) заказывали подарки домой, жвачку, конфеты – это основное. Вторые штурмана шли на это. Рядом была Норвегия, но в то время наши рыбаки туда не заходили. В Баренцевом море встречали транспорт, перегружали продукты – все конечно оформлялось как нужно, якобы это были яблоки, апельсины и т.п.
Вышли мы в рейс в конце апреля 1985 года, на промысел в Баренцево море.
Эксперимент мой удался, лук взошел и хорошо рос, я на обед ходил с зеленым лучком. В этом рейсе у меня была «большая радиослужба» я, радиооператор, навигатор и два стажера. Работали мы на донных породах. Был полный экипаж почти сто человек, в то время еще не начались сокращения экипажей, это будет позже.
Шел последний год очередной пятилетки, задачи перед рыбаками были поставлены, как можно больше выловить рыбы. Рыбная промышленность в эти годы была на пике своего развития. Наши суда ловили рыбу во всех морях и океанах. Было построено много новых судов. Хотя руководство страной сменялось, после смерти Брежнева, один за другим, мы мало обращали на это внимания, казалось никаких видимых изменений в стране нет. И даже когда в 1985 пришел Горбачев, ничего не предвещало крутых перемен. Хотя народ и обратил внимание, что новый руководитель «меченый». Старушки сказали не к добру это.
Я был председателем судового, профсоюзного комитета (по традиции эту должность навешивали на начальников радиостанции), парторгом обычно был стармех, а комсоргом один из молодых штурманов.
Каждый месяц собирался судовой комитет, распределяли премии, выбирали лучшую вахту.
Премии выделялись за сверхплановую выловленную треску, и премии я скажу были не плохие, давалась премия за каждую тонну рыбы выловленную сверх плана. Весна, лето рыбалка была хорошая, все суда стремились отработать по полной.

Капитаном, как я уже говорил у нас был Иванов, он считался опытным рыбаком и организатором производства. Когда с ним познакомился по ближе, то про себя я его называл «художник Иванов». Был такой знаменитый русский художник.
Владимир Михайлович сибиряк, рассказывал что его дед был то ли колдуном, то ли знахарем, талантливым человеком во всем, часто вспоминал своего деда. Самого Владимира Михайловича бог, тоже талантами не обделил. Кроме морского училища, он еще закончил и художественную академию. И рисовал очень хорошо.
Большинство картин маслом, которые висели в кабинетах в управлении были нарисованы им. Я часто смотрел как он рисует у себя в каюте, почти до самых последних мазков кистью было не понятно что он рисует, и только по завершению было понятно, что это, выходило очень профессионально. Короче он был настоящий художник-профессионал.
Этому своему увлечению он посвящал достаточно времени, хотя и на мостик заглядывал иногда, давал руководящие наставления вахтенным штурманам. Работа у него была организована так, что каждая вахта старалась поднять как можно больше рыбы в трале. Если случался у кого то пролов, то даже в радиорубке я слышал крики капитана – так он воспитывал и подогревал своих помощников. И это давало результаты, почти всегда мы были в передовиках или по крайней мере в первой тройке среди своей группы судов. Два противоположных подхода к работе, и как ни странно оба давали результаты. Это я о том, как работал с капитанам Мятасом В.Й, если тот сутками не уходил с мостика, пока не наловит рыбы, то Иванов В.М. практически всю рыбалку доверял штурманам своим помощникам, и это тоже давало результат. Капитан же в своей каюте занимался рисованием, очевидно это были заказы кабинета ВМП, на его картине были военные корабли в море.
Боцман соорудил капитану мольберт, капитан на него натянул мелкую наждачную бумагу, наверное взял у механиков. Цветными мелками он нарисовал очень красивый портрет буфетчицы, такую технику рисования я еще не встречал. Но получилось красиво.

Иногда на наш борт поднимались и инспектора, а тогда их в море было много, даже свое судно у них было –Флотинспекция. Когда они поднимались на борт их брал «на себя» кэп, он с блокнотом, карандашом начинал рисовать их портреты. Времени на проверку судна у них не оставалось, так что и замечаний нам обычно никаких не выставлялось. И премии нас не лишали.
Человек он был интересный, и мы с ним в радиорубке часто вели разговоры на различные темы, но вот как то я постеснялся его просить нарисовать мой портрет.
Отработали мы хорошо, план выполнили и перевыполнили. Летом вообще хорошо в море. Но и отдыхать летом на берегу тоже хорошо, поэтому в следующий рейс я не пошел, списался. Чтобы отдохнуть на берегу.
p.s. *Скоропортом - мы называли продукты, которые нельзя взять на весь рейс в 4 месяца, обычно это овощи.
Продолжение следует.

среда, 1 марта 2017 г.

Три рейса на МБ-0371.


автор: капитан дальнего плавания В.Красильников. А для кого эти воспоминания????? Но уж очень хочется рассказать о тех людях с которыми 40 лет назад, не боюсь пафоса, посчастливилось работать в море. Все ребята уникальны каждый по своему, каждый со своей судьбой ,зачастую не сложившейся, чего греха таить в море не всякий сможет выдержать, и от тюрьмы немногим отличается жизнь в рамках одной металлической коробки, но  экипаж-это не  зона, каюта на 4 человека или кубрик на 6-это далеко не камера. Что-то не помню ностальгических рассказов о пребывании в тюрьме. В мае 1977 года волей отдела флота «Мурманрыбпрома» был направлен третьим  штурманом на упомянутое судно. Последний раз был в море 10 лет назад вторым штурманом на СРТ-151  "Аксай" под треской, забылось многое. Кстати четвертым штурманом шел выпускник МВИМУ Южаков Алексей Анатольевич, впоследствии известный капитан. Инженер-судоводитель в полном смысле слова, толковый штурман, не без юмора человек. Буквально через три года  на МБ-0007 "Николай Закоркин" безо всяких сомнений я взял старшим помощником  Алексея Анатольевича. А на таких людях флот и держится. При проходе Панамского канала на «Закоркине» по русской излишней гостеприимности на входе в Панамский канал угостил по-русски с водкой капитана порта. Правда он отнекивался, ссылаясь на непорядок с желудком, но три стопки водки опрокинул. Минут через двадцать приехали на борт два портовых офицеров(Boarding officer)Arthur M.Donahue and Marc Parker, под предлогом что наше судно должно пройти канал без задержек, честно говоря и так бы прошли. Алексею Анатольевичу пришлось «пострадать», капитана участь, выпала тяжелая доля - быть на мостике трезвым, сидели они с офицерами часа 3, пока водка не кончилась. Офицеры были очень довольны от общения с Alec , кстати, были удивлены хорошим знанием английского старшим помощником и поражены, что язык он изучал в Мурманской мореходке, так как они знали, что в Мурманске кроме белых медведей ни кого нет. Этот случай для юмора о надежности Южакова А.А. Но это уже другой рассказ. Капитаном на «Нарочь» назначен Баев Василий Иванович, который в предыдущем рейсе ходил старшим помощником у Сидорова Сергея Евгеньевича - тоже рыбак стопудовый. Опыта Василий Иванович набрался  достаточно, было у кого. Сергей Евгеньевич один из лучших командиров, требовательный к себе и подчиненным, промысловик до костей, на мостике мог работать сутками. Но курил очень много, поэтому  на мостике были в разных местах закреплены банки из- под сгущенного молока, но капитан все равно пепел и окурки сыпал на палубу. Василий Иванович не курил и банки все я выбросил, новый капитан - новые порядки. В начале июня начали помысел мойвы на Ньюфаундленде. Промысел был удовлетворительный. Норвежские кошельковисты поставили мукомол " Nor global", по нему мы ориентировались на промысле. Ньюфаундленд - гнилой угол Атлантики, практически  ни одного дня без туманов, работали в группе только по локатору, судно отработает на промысле, уходит домой прощается, а мы его и не видели. Однако на вахте второго штурмана  Бытко Георгия Васильевича в 2 часа ночи в радиорубку «Нарочи» въехал носом РБ-319 "Рудольф Блауманис".  Вот  случай, что мы увидели в глаза другое судно. От удара в надстройку 371 накренился градусов на 30,капитан в брюках, но без рубашки на мостике без вызова, начальник радиостанции Фокин Николай Николаевич в наушниках стоит  в коридоре, успел выскочить из радиорубки, у ног лежит кресло радиста оторванное от палубы, раньше было закреплено талрепом. Старший помощник и старший механик уже осматривают подводную часть судна на предмет пробоины. В общем все на ушах, ни какой паники. Принято решение забрать оба трала на борт Нарочи, под шумок навигатор Леша забрал вибратор от ИГЭК-у   "Рудольф Блауманис" и не вернул. Вот такая была дырка. Собрали в группе промышлявших судов листовой металл, силовые  и монтажные кабели,  доски. Соорудили леса начали ремонт на ходу. Заодно поменяли район промысла. Промысел складывался нормально но не судьба. Ровно через месяц сгорел электродвигатель траловой лебедки. Всё,идем домой. На переходе прибрались по судну, подремонтировались. В кают компании часто собирались потравить, капитан поддерживал эти посиделки. Молодые командиры завели разговор о нашей буфетчице Екатерине Николаевне женщине лет 45, далеко не фотомодель, но хозяйка каюткомпании, всегда чисто и уютно, очень внимательная. Но молодежи захотелось чего-то помоложе, капитан сказал, что наверное можно пойтти навстречу. Но старший электромеханик Прищеп Петр Савельевич-старый морской волк, при этом заметил, что посуду будете мыть сами, Петр  Савелич далеко видел. Старший помощник (А в кубе)Анисимов Анатолий Александрович ядовито ухмыльнулся.   В порт мы не попали. Все оказалось очень просто-СРТ привез в Кильдинскую салму электродвигатель, забрал сгоревший и «Нарочь»побежала ловить мойву. Забрались на 78 градус северной широты,у самой кромки льда ,группа собралась около 70 судов. Естественно с нами и норвежцы. Тогда их позиция была твердой - Баренцевр море-нрвежское и только. В конце августа в ясный погожий день у самой кромки льда,задевая за льдины группа сбилась около большой полыньи. В  эту полынью нацелился  атомоход «Арктика» который под вымпелом министра морского флота Гуженко шел после покорения Северного полюса .  Эта свора рыбаков забила все пространство. Арктика на 16 канале кричала уйдите с моего курса - «Щас» убежали там черт ногу сломит , одни трал ставят,другие вынимают, кошельковисты бегают за косяками, ни кто ни куда не разбегаются. Вызвали начальника промысла, который капитану на гневные выражения спокойно ответил:  Идите своим курсом и скоростью Вам ни кто не мешает «Арктика» прошла через нашу толпу, которая не собиралась выстраиваться в строй фронта, вообще-то было можно по такому историческому случаю. Но рыбалка, рыбалка. Кстати ледокол когда прошел группу, что-то говорил похвальное  в адрес рыбьего флота. Вот там на самой доступной точке у кромки льда и закончили промысел.  Домой, кстати нужен  заводской ремонт радиорубки. Судно отремонтировали побыстрому и в конце 1977 года вылетили в Баренцево море. Со значительной сменой экипажа. Капитаном пошел Филонов Юрий Данилович, я оказался вторым штурманом. Старшим помощником опять же Анисимов Анатолий Александрович, со мной в машине вторым механиком пошел Трекуров Владимир Иванович, который в прошлом рейсе был третим механиком. Боюсь ошибиться но третий рейс подряд пошел судовой врач, вообще-то фельдшер, по его словам последний украинец в Одессе, Полищук Виктор Абрамович. Главная смена произошла в кают компании, которую мы в суматохе отхода не сразу и заметили. Новыая буфетчица - Люба-неоднократная победительница конкурса красоты города Бреста. В порту столовались командиры вместе в салоне рядового состава и её ни кто не видел, в декабре вышли из Кольского залива и сразу на Фуглё банку искать окуня  да и палтуса.  В первый же день пришли завтракать,  в кают компании ни кого, Петр Савельевич  с ехидцей прошел на камбуз взять чего нибудь пожевать, правда в кают компании было не многолюдно - ещё отходняк. На обед я пришел перед вахтой в каюткомпании в мойке грязная посуда. Как и следовало  ожидать, переходим на самообслуживание. Супер звезда укачалась, вообще-то на переходе судно покачивает, старпом побежаал за прачкой, что бы подменить, но там тоже пластом, первый раз в море. Три дня кормились на самообслуживании. Судьбы морские каждая уникальна. По разным причинам попадают люди на флот, даже иногда и по романтическим позывам. В этом рейсе по его словам созрел старший помощник Анисимов А.А. чтобы стать капитаном. Ростиком А.А. не удапся, но апломб попер. А.А.старался посещать каюткомпанию, когда там не было капитана, не попричине натянутости отношений, а когда нет капитана - он старший в каюткомпании, и обязательно намекал окружающим, чтобы спрашивали разрешения при входе и добро на выход. Однажды в обед А.А. подходил к месту приема пищи, глазом глянул капитана нет. Приосанился, вальяжно продвигался к двери, в этот момент из буфетной, с четырьмя тарелками со вторым ,  вышла Люба ростом метр 82 сантиметра. Анатолий Александрович дорогу не уступил, судно качнулось Люба каблуком наступила  на колено! старпому.А.А. снизу «Ты чего  р…….а на людей наступаешь? В ответ услышал  " А чего ты под ногами шляешься?" Вся беда  А.А. была в том, что весь этот диалог видела вся каюткомпания. Это капец, опущен старпом ниже плинтуса. Любовь к морю у Анатолия Александровича была даже трогательной, этот человек моря, другой жизни он не признавал . Было огромное желание поймать «свою рыбу» поэтому зачастую мы  утром оказывались в тридцати-сорока милях от группы. Поэтому капитан мне поручал построить траления так, чтобы поставить новый трал на смене вахт, чтобы старпом не убежал из группы, и еще сдавать вахту не позже 5 часов утра,  к этому времени капитан рассчитывал подняться на мостик, что не всегда удавалось ему. Значит  траулер наш мог оказаться совсем в другом районе. Анатолий Александрович - романтик моря, все ему нравилось. Но очень уж хотелось стать капитаном, но ни как не получалось . Однажды вызвал, не пригласил , меня к себе и сказал командирским голосом - напиши ка мне рекомендацию в КПСС.- «А зачем?» Беспартийных в капитаны не берут. Не успел я выполнить поручение старпома. Остался он беспартийным не стал и капитаном.  Доктор Полещук в этом рейсе тусовался в основном в каюте старшего механика. Шутки у него были дурацкие, но безобидные.  Заходя в каюту он всегда срелял из пальца - пих-пах вы убиты. В шахматы не волок, но играть настаивал, в тему общего разговора не въезжал и так далее. Мы привыкли к его причудам и не обращали внимание.  Зиму «Нарочь» откувыркалась в Баренцево море. В апреле 1978 года после перформирования в Мурманске снова на промысел под руководством капитана Баева Василия Ивановича. Мой третий рейс подряд на «Нарочи» но уже  старшим помощником, старшим механком Трекуров Владимир Иванович, вероятнее всего четвертый рейс судовым врачем  "последний украинец из Одессы-Полищук Виктор Абрамович" по весенней погоде  с хорошим настроением " Нарочь"с крейсерской скоростью в 10  узлов прибежала на банку Флемиш-кап. Времена поменялись мы промышляли по лицензии и под надзором канадского инспектора. На судне канадский инспектор контролирующий ход промысла и сличающий промысловый журнал и сводки  промысловые в Мурманск с его записями. Мы как-то сразу с ним нашли общий язык, хотя мои познания языка одинаковы - что английский, что китайский. Канадец , бывший военный моряк, офицер, в основном тусовался в каюте старшего помощника, даже когда меня не было там, вообще-то между нами было полное доверие. Его очень умилял магнитофон советский бабинный в моей каюте ещё в деревянном корпусе от патефона, кстати извлекавший очень приличные звуки . Записи были советских и русских произведений а также стран социалистического лагеря, чего не услышишь в Канаде. А магнитофон в деревянном корпусе, можно увидеть только в музее. Наши дружеские отношения закончились очень печально. Подвел я наблюдателя - в департаменте рыболовства Сент-Джонса обратили внимание,  что в докладах инспектора нет негативной информации и сводки его и наши декларации сходятся. Однажды в хорошую погоду  с корабля береговой охраны высадился десант. На промысловой палубе в  ватер-вейсах остались  несколько рыбинок песчанки, рыба из прилова, которая не была записана в лицензии. Естественно ни где в журналах она на записана, инспектора забрали. На прощание он сказал, что теперь работу навряд ли вообще найдет. Это русское разгльдяйство и привело  к таким последствиям. Мы побежали в Эдинбург, на отдых команды и потом снова на мойву  в Баренцевом море. У "последнего»украинца из Одессы" начались обострения шизофрении. Буквально ещё на промысле первый помощник Козловский Анатолий Иванович нам с капитаном неоднократно говорил - ребята а доктор у нас дурак. Мы соглашались-конечно, мы знаем. Ну да мы привыкли.  Док сейчас больше тусовался  у капитана. Старший механик его не привечал, меня он что-то не долюбливал,  да и в каюте старпома много времени проводил  " Американский шпион"- канадский наблюдатель, а док  у нас «резидент  КГБ». Доктор вел дневник и на переходе в Эдинбург дал мне почитать, после ознакомления с тетрадкой, а там было много написано. Капитан , я и естественно первый помощник согласились - мы попали. Последней чашей терпения было, когда Абрамыч запалил в медблоке костер  и сидел грел руки. Всё - посадили в каюту выставили вахту. Он просил аккордеон и играл несколько суток подряд.  Буквально в это время я пришел на утреннюю вахту посмотрел в каюте доктора нет, вахтенные бегают по судну, его ищут, проспали. Подняли капитана, легли на обратный курс прожектора включили  полный ход. Проскочили порядочно времени даже больше чем надо. Всё капец. Я встал на кормовой мостик в рулевой рубке с мрачными мыслями - глядь Абрамыч в каске сидит в рулевой рубке спасательной шлюпки и рулит куда-то далеко. Морду ему капитан конечно набил, досталось матросам, которые бросили пост. Вообщем всем по серьге. Через двое суток входим в Пентленд-фьёрт, пролив  в Оркнейских островах. Маневр конечно не простой,течения не имеют постоянного направления, ухо надо держать востро. Ночью встречаем яхту с флагом королевы Англии, гуляет народ с размахом, музыка, пальба ракетами, яхта вся в огнях,кстати навстречу попадались пустые бутылки из-под пива. Странновато для сдержанных англичан. Кое -  как влезли мы в Эдинбург через каналы порт оказался далековато от береговой черты. Из газет узнали, что принц Филипп Эдинбургский, муж королевы Англии накануне посадил рейсовый самолет  Лондон - Эдинбург, поскольку перед посадкой выяснилось, что командир воздушного судна и пилоты спали в кабине. Принц Филипп умело посадил лайнер в аэропорту столицы Шотландии. Подробностей в газетах не было, но поняли по какому случаю яхта под флагом королевы Англии гуляла в Пентленд-фьерт. Это центр Эдинбурга-замок короля Шотландии, железнодорожный вокзал, внизу от замка ,картинная галерея. В городе 600 тысяч жителей и мы удивились, в городе всего два кинотеатра.В нормальном кинотеатре  три зала, в другой где демонстрируются фильмы ужасов и порно мы не ходили. В нормальный один раз посмотрели кино про английских подростков. Драма вполне современная мальчик на спор упал с моста и разбился , вот весь сценарий. В Эдинбурге живут шотландцы,  а то не англичане,  кстати и речь у них многим отличаются вообщем у каждого племени свое наречие.. Особое место в городе это замок , где в центре располагается стадион рыцарских турниров, а сейчас площадка для выступлений творческих коллективов. Из Советского  Союза выступал единственный представитель-ансамбль «Березка» больше ни кто. Кстати в замке находятся могилы сестер - Марии и Кэтрин Стюарт. Есть ещё несколько могил выдающихся шотландцев, в том числе и брандмайор , написано на камне-погиб при пожаре. Стадион рыцарских турниров место примечательное. Боюсь назвать точные даты но в начале восьмедисятых годов секретарь ЦК КПСС Горбачев Михаил Сергеевич, по каким –то делам прилетел в Сандер-ленд, встретили его заурядно , будущий генсек любил ездить по капстранам, не моего уровня это дело. На прием к королеве  ему не светило, изловчился на встречу с премьером , были слухи - это будущий лидер СССР, Маргарет Тетчер согласилась. При встрече понравился он ей как человек, и на старуху бывапет проруха. Вот и решила она его отправить  в Эдинбург. Выступал он на стадионе. Стадион был полный. Это мы читали в шотландских и английских газетах, которые получали факсимильные газеты из центра погоды Nortword . Не сразу перевели, что пишут англичане, но когда прочитали челюсть отвалилась. Михаил Сергеевич в своем выступлении  подчеркивал, что он приехал в Англию для установления равных торговых отношений и при  этом подчеркнул, что у нас есть, что предложить и вообще русский левша подковал аглицкую блоху. В Англии про эту блоху ни одна душа не знает. Переводчик запутался и получилось, что половина слушателей поняла что будущий  лидер  Советского Союза предлагает в Англию экспорт блох , которых в Росии предостаточно ,,другая половина" стадиона поняла,  что в России употребляют в пищу блох и просят отвозить блох из Англии в Москву. На отходе из порта нас провожал поляк-владелец  цветочной оранжерии и бывший полицейский Ivanov, они нам много помогли, мы тепло расставались. Вдруг из-под спасательной шлюпки доктор бросил им какую-то записку, прочитали и в секунду уехали.  Пошел спросил  Полещука - что за дела. Я им написал, что как резидент (и слова то какие знает)КГБ прикажу советским агентам, работающим в Шотландии,  разобраться с ними. Ну Абрамыч, пора, пора буквально через день, два вручили ему липовую радиограмму от флагманского врача, что наш фельдшер отзывается в медсанчасть для консультаций об очень сложном больном. "Последний украинец из Одессы" приподнял нос, мы его одели в морскую форму, дали чью-то мичманску и на проходящий транспорт высадили светило медицинское. Когда матросы транспортавирали его к себе наборт, что-то он дергался. По УКВ уточнили как он там, мы уже приспособились - он третий всех в порт довезем. Но это было уже позже. У нас "последний украинец  из Одессы" удрал в порт, пришлось побегать слава богу недалеко убежал, вербовать  шотландцев и создавать агентурную сеть. В Эдинбурге представителей СССР нет и нам предложил один пенсионер своего друга-поляка , владельца цветочной оранжереи , полное шипчандлерское обслуживание, которое и было обеспечено на высшем уровне. Пенсионер,бывший полицейский Ivanov .Человек с уникальной судьбой. В 1938 году он Сашка родом из деревни,что под Мукачево, а территория эта была в составе Венгрии уехал к родственныкам на работу в Бельгию. А деревня оказалась в СССР, а потом война , он махнул в Англию и остался там. Семья в войну куда-то пропала. Он женился и родились дети. Потом вышел на пенсию. Когда услыхал,что в Эдинбург заходят советские суда, поехал в порт . Русский язык не забыл, но привыкнуть было к его языку не сразу - помесь русско-украинского  со словарным запасом начала ХХ века. И очень кстати, он пригласил своего друга-поляка владельца цветочного магазина и они на высшем уровне организовали шипчандлерское обслуживаниемразк двух  БМРТ-371,372. Мы в родном Баренцевом море,третий раз ,опять на мойве. Работаем в группе, что-то похожее на хоккей, толкаются, ругаются, каждый со воей авоськой(клюшкой)поймать нужно что-нибудь на пай. Дело привычное. Только для старпома дополнительная нагрузка, судового врача нет, и за таблетками все идут к нему. Кому чего и отчего давать, убей не знаю. Промысел мойвы не закончился, закончился рейс. "Нарочь"побежала со скоростью 11 узлов в Мурманск.

вторник, 14 февраля 2017 г.

И снова в море. | Про Море-Настоящий Морской Портал

И снова в море. | Про Море-Настоящий Морской Портал

Соловецкий. МБ-0368 1984 г.

К 1984 году я уже отработал в море семь лет, в общем, то морской волк. За эти годы я поработал на судах типа "Океан", это СРТР-0710 "Балаклава" капитан Лупинос -1977г, БМРТ-0371 "Нарочь" капитаны: Баев В.И. Стасенко В.Ф. 1978г., БМРТ МБ-0376 "А.Гмырев", СРТР МИ-706 "Бахмач" Капитан Пичугин - 1979г, СРТР МИ-0726 "Альбатрос",  БМРТ МБ-2643 "Вымпел" капитан Мятас В.Й. 1981 -1982г, БМРТ МБ-2642 "Пинагорий" капитаны: Васильев В.И., Вахрушев В.Н.

Снова в море.
Кто ходил в море помнит эту суету на отходе, приходит новый экипаж, новые люди, которые тут же знакомятся друг с другом, узнают, кто с кем в каюте будет жить... изучают свои обязанностями по расписанию.  Экипаж на большом траулере  не маленький обычно около ста человек. Отработав в Мурманрыбпроме уже столько лет, почти на каждом новом судне я встречал знакомых моряков.

Многие сразу подходят к радиорубке ведь после отхода от причала  единственная ниточка  которая связывает людей с берегом  это радиорубка, получение и отправка сообщений домой.

Скажу что в те годы радиограммы практически посылали все  в экипаже. Редко было так, что кто то за рейс не дал ни одной. Одно слово в телеграмме стоило 3 копейки, не дорого. Была конечно и почта. Но мы ее получали в лучшем случае 1 раз в месяц  и это был праздник для всех. Почтовик - обычно старый траулер, который уже не мог ловить рыбу. На берегу его загружали газетами, журналами, посылками, письмами, мелким снабжением и отправляли на промысел. Он шел сначала в Баренцево море, потом в Норвежское.
В Мурманске, в ДК Кирова была студия звукозаписи, где родственники рыбаков записывали звуковые письма родным в море. Их тоже присылали в рейс на почтовике.

Суетливые трое суток отхода, надо проверить привозимое снабжение, если, чего не хватает  успеть выписать. Познакомился с радистом присланным на судно, это Володя Соловьев, опытный радист  делает уже не первый рейс, с навигатором (электрорадионавигаторм, сокращенно ЭРН) тоже повезло опытный парень. Еще и стажера прислали, молодой парнишка Гена. Итого нас в рейсе будет четверо. Со штурманами уже познакомился... и с  капитаном тоже.


На рейс в четыре месяца  нам можно было выписать спирт-ректификат, требование у меня на 3 кг. Склад где выдавали спирт, находился у  12-й проходной рыбного порта. Что бы его получить надо было выйти из порта, получить и вернуться через проходную на судно. Порт охранялся милицией. Показываешь  требование с отметкой о выдаче спирта и спокойно несешь его на судно.  В порту три проходных, значит так можно пройти три раза. Сейчас я вспомнил об этом, посмотрев на фото 1984 г. где мы стоим со вторым штурманом СанСанычем. Мы пошли в город, взяли с собой 3-х литровую банку, купили в "трех ступеньках" 6 бутылок водки  и тут же за углом перелили их в банку. И пронесли ее уже через центральную проходную, потом повторили эту операцию еще раз.

Капитаном шел очень опытный рыбак Горулев Николай Васильевич.


Старпом Д-й, еще молодой штурман, 2 и 3 штурмана тоже молодые ребята лет по 30. Третий штурман Ломнов Валера, с ним впоследствии мне еще не раз придется встретиться. А когда он стал капитаном в 90-е, мы встретились и он пригласил меня к себе на судно  в хороший рейс.

МБ-368 Это 394АМ - проект  построенный на Николаевской верфи в 1974г, еще у нас их назвали рогатыми и аэродромами. Аэродромами, потому, что первые корабли пришедшие к нам носили название аэропортов: Внуково ,Быково, Шереметьево. Рогатыми потому, что  мачта на рубке почему то ассоциировалось с рогами.

Судно для рыбаков уже не молодое - десять лет. Хоть их и поддерживали в тех.состоянии и красили каждый приход в порт, но выглядели они в море как и все наши суда в ту порту, побитыми и ржавыми. Краска, которую выдавали для судов, очень быстро в штормовом море облазила и сквозь нее проступала ржавчина.

Ещё раз хочу напомнить что эти годы назвали потом - застойными, я всегда это считал не справедливым. Вот только таких судов как МБ-0368 проекта 394АМ было построена более 80-ти, а после 1980 года, на флот стали уже поступать еще большие суда-траулеры проекта Б406.

А какое строительство жилья шло в Мурманске.  Все это на застой не было похоже.  Жизнь в рыбном порту просто кипела, приходили и  уходили суда, выгрузки погрузки, бесконечные рефрижераторные поезда с рыбой. Жизнь кипела. Суда стояли у причала в 5-6 бортов.

Все еще много людей со всех концов страны приезжало на работу в Мурманск. У отделов кадров всех флотов стояли толпы людей, устраивающихся на работу в море. У нас в экипаже тоже было достаточно новичков, тех  кто выходил в море первый раз. Такая была и буфетчица. Зашла девица лет 25-27, вся одетая в «джинсу» - брюки, курточка...Но видели мы ее только когда судно шло по заливу, как только вышли в море и началась качка ... она пропала. Укачало. На работу вместо нее вышла другая девушка.

Галя уже неделю работала в кают компании буфетчицей, когда кто то из ребят сказал: Галя – ты все время в брюках ходишь, вот четвертый штурман говорит, это потому что у тебя ноги кривые…
На следующий день девушка пришла в мини юбке, демонстрируя свои красивые стройные ноги, видно было – она кипит, и ждет появления младшего штурмана. Как только тот появился на обед, она набросилась на него – это у кого ноги кривы? А. Четвертый был ошарашен такой встречей, так как он никому ничего не говорил, а ребята просто пошутили.

Мы вышли зимой  февраль месяц, море бушевало, нас начало кидать не слабо. Но штормоватся не когда надо идти на промысел в Норвежское море. Вместо недели перехода  мы шли  до промысла дней 12. Где-то через неделю у меня в радиорубке появилась бледная  и чуть живая «буфетчица». Я хочу домой, отправьте меня на берег. Я  ей объясняю - мы идем уже неделю, далеко ушли, да и погода в море штормовая, сюда даже вертолет не долетит, так что терпи девушка... все пройдет.

Недели через две мы бросили трал, качать стало намного меньше, но буфетчицей она не стала, перевели в прачки. У всех по разному происходит привыкание к качке, кто то быстро привыкает, а кого то море не принимает  и всегда укачивает, но такое бывает очень редко. Эта девушка  тоже оклемалась – «прикачалась». И остальной рейс хорошо отработала в качестве прачки. Она частенько забегала в радиорубку, и в разговорах конечно выяснилось, что никакой трехкомнатной квартиры в Сочи у нее нет, об этом она хвасталась еще перед рейсом. Мама у нее живет в Воронежа, ей она оставила на воспитание сына, а сама ушла за счастьем в моря.


В день отхода 8 февраля 1984 года  я по радио услышал о том, что в космос полетел очередной Союз, один из космонавтов - Владимир Соловьев. Я подшутил над радистом, говорю ему - Володя жене сказал что в море ушел, а сам в космос улетел.
Так как он был тезкой космонавта - Владимир Соловьев.


Еще и через четыре месяца Володе снова «повезло» на тезку. Когда мы получили расчетные листки за рейс, с него были удержаны алименты – 1000 рублей.
В бухгалтерию пришел исполнительный лист из Крыма, на алименты и указано было Соловьев Владимир Иванович. Володя побежал разбираться. Возмущенный, как такое может быть у меня жена, двое детей, а с меня алименты? В бухгалтерии все выяснилось – тезка полный, только год рождения другой. Деньги конечно сразу не вернули, а выплачивали по маленькому в течении нескольких месяцев.


Хочу еще напомнить что в те годы  на судах еще не было ни спутниковой навигации, ни видеомагнитофонов. Но зато в рейс мы брали большую библиотеку, обменивались друг с другом книгами. Телевизор на судне был, но показывал он редко, когда близко подходили к берегам  или на стоянках в порту.  На судне был радиоузел  где стоял старенький приемник "Волна-К", вот по нему ловили наши радиостанции  и пускали их в трансляцию по каютам. Там же стоял и магнитофон, на котором проигрывались магнитофонные ленты  которые присылали с берега.
В салоне команды и в кают компании были киноустановки "Украина» на которых смотрели фильмы по много раз одни и те же. При случае менялись в море и фильмами и книгами.
Обычно все фильмы успевали посмотреть еще на переходе. На промысле помполит занимался обменом фильмами, искал, кто готов обменяться, договаривались  потом  с помощью бочки  обменивались. Бочку с кухтылем выбрасывали за борт и  мы ловили ее. Потом давали подтверждения об обмене радиограммой.

На переходе в первый-второй день все расставляется по своим местам, закрепляется что бы ничего не болталось и ни каталось по каюте.  На палубе разбирали тралы, готовили его к первому запуску, на фабрике технолог тоже готовился к приему улова, расставлял людей, кому где работать.

В соседней каюте поселился 2-й штурман, мне через переборку все хорошо было слышно  что он там делает, на сдаче вахт 3-й  сдавал 2-му, они садились и по маленькой выпивали, потом 3- шел спать, а второй на вахту.  Со старпомом они не нашли общий язык  потому, что думали  что тот их закладывает капитану.  Однажды вечером слышу они пригласили в каюту старпома, разговор начался и перешел на повышенные тона, послышалась возня и удары. Я понял, что они там дерутся, а зачем им свидетели? Я ушел в кают- компанию смотреть кино. Наутро у всех троих  на лице были фингалы, на этом инцидент вроде был исчерпан. Дальше они сработались, но в дружбу это не перешло.


Переход, как и все хорошее  закончился, наступили суровые рыбацкие будни  мы уже месяц отработали. Все вошло в привычное русло. Ждем почтовое судно и вестей из дома. Через месяц я получил сообщение, что почтовик вышел в море.

После получения почты, а это кроме писем и посылок  большая пачка разных газет и журналов. Подписка прессы на суда была обязательной, выписывали многие газеты и журналы. Они копились в почтовом отделении №1.  Газеты и журналы передавали друг другу и дня два три народ увлеченно читал.  На этот раз пришли и звуковые письма. Я как сейчас помню это письмо. Помполит пошел в радиоузел  и поставил его для матроса К-ва, наверное с его согласия. В письме (звуковом) жена что-то сообщала мужу о доме, потом сын стал рассказывать как он скучает за папой, что к ним приехал дядя Сережа  и они гуляют и ходят в кино. В конце письма по заказу семьи прозвучала песня для папы: помню там были такие слова - "В нашем доме поселился замечательный сосед". Звучало как то двусмысленно, я у моряка спросил, что за дядя Сережа к тебе приехал? Брат приехал, да вот меня не застал…

На второй кассете-бобине было написано "концерт Донны Саммер", у нас ее тогда еще не знали.  Я вечером на ужин поставил ее послушать.

Минут через 10 прибежал помполит и ко мне - ты что там поставил? Я а что, кассету  которую прислали... Оказывается там вначале бобины была записана ее речь минут на 10, это когда она прилетела в Испанию  и с трапа самолета приветствовала своих поклонников, только потом шла музыка и ее песни. А помполит подумал, что я "вражеское радио" включил в трансляцию.

Убедившись, что это именно пленка присланная с берега, успокоился и ушел. А концерт донны Саммер действительно был классным, его потом часто крутили  и даже переписывали себе. Запись была качественная, студийная.

В Норвежском море работала большая группа судов Северного бассейна, было много судов из Запрыбы  и Черноморцев. У каждого флота был свой руководитель, но был и начальник промрайона.
Так же как и в Баренцевом море проводились промсоветы, делились информацией по рыбе... уловам. Помогали друг другу специалистами, пересаживались на суда, помогали наладить работу тралов, аппаратуры. Здесь же недалеко от группы судов дежурил и аварийно-спасательный буксир.

Случилось это где то в апреле месяце, помню я утром после передачи сводки, как делал это часто, поднялся на мостик. Море было не совсем спокойно, волнение баллов 4-6, мы шли с тралом, вокруг нас тоже с тралами шли несколько десятков судов.  Я взял бинокль и стал рассматривать суда. Увидел как из трубы у одного из старых БМРТ, вдруг повалил чёрный дым. Обратил внимание штурмана, говорю вот старое корыто задымило - посмотри. А на самом деле случилась беда - это был пожар на судне. Об этом мы узнали через несколько минут из эфира и переговоров судов. Я ушел в радиорубку и прослушивал все переговоры, следил за спасательной операцией.

Пожар случился на БМРТ "Хрусталь" 394 проекта, 1964 года постройки. Судно принадлежала Запрыбе, порт приписки Калининград.
Произошло вот что, судно шло с тралом. В машинном отделении лопнула медная трубка топливного насоса, топливо под давлением брызнуло и попало на раскаленный коллектор, вспыхнуло пламя. В МО сквозняк, хорошая тяга, пламя сразу же распространилось по всей машине. Герметизацию машинного отделение быстро произвести не смогли  потому, что все двери и лючки были открыты и привязаны где веревками, где проволокой. Вахтенный механик и моторист выбежали на промысловую палубу, даже не успев доложить на мостик.

К сожалению экипаж судна оказался не готов в экстремальной ситуации. На судне возникла настоящая паника, команда стремилась быстрее покинуть судно, пожар  бушевал в машинном отделение. Кто то высказал мысль, что могут взорваться топливные танки.

Моряки сбрасывали спасательные плоты, их отрывало и уносило. Судно обесточилось, шлюпки было не спустить. С ближайших к ним судов, моряки спустили шлюпки и шли к терпящему бедствие судну  что бы снять экипаж. Как рассказывали потом по радиосвязи спасатели, когда первая шлюпка подошла к судну, на нее просто посыпались моряки  без всякой очереди и порядка.

Шлюпка тут же перевернулась от перегруза. Один моряк погиб, второго  чуть не задавило шлюпкой. Следующие подходящие шлюпки учли опыт первой, подошли и брали людей по одному. Сняли всех. Но все-таки без жертв не обошлось, погибло три члена экипажа. Второй механик, он обгорел, и два моряка.

Конечно подошло и спасательное судно, оно увело горящее судно от группы судов. Спасатель следил за пожаром на судне. Капитан спасателя на радио совете докладывал, пожар  в машинном отделение,  загорелась рыб фабрика, загорелась рубка. Трое суток выгорало судно, пока огонь не утих. Никакие топливные танки не взорвались.  Подождав некоторое время  спасатель взял судно на буксир и потащил его в порт. Судно уже ремонту не подлежало, через год его отправили на металлолом. Вот такой случай приключился на промысле. Опять  главной причиной того, что  судно не смогли спасти, стало  нарушение всех правил безопасности. Если бы быстро произвели герметизацию машинного отделения и включили систему пожаротушения СО, наверняка гибели судна можно было избежать. Море не прощает ошибок.

А у нас продолжался рейс, все втянулись в работу, перезнакомились, подружились. На судне жизнь шла своим чередом. Тогда еще не было такой интенсивности труда в море, вахта, иногда под вахта если поднят большой улов. От нас, от   радиослужбы иногда на подвахту ходил навигатор. Ни я  ни радист к подвахте на рыбу  в те годы не привлекались.

Доктор наш тоже сидел без работы, никто не болел. Как то я, проходил мимо сан-блока, док пригласил к себе. Стал показывать какие-то картинки, с непонятными фигурками на них. И предложил мне сказать что они мне напоминают. Короче психологией занялся, и я был не первый, оказывается он всех моряков по одному отлавливал  и показывал эти «дурацкие» картинки. Вот человек без дела занялся «наукой». Говорит буду диссертацию писать.

В те же годы на судах процветало и "народное творчество", на этот раз кто то принес журнал "Наука и техника". Там была большая статья про воду, "живую" и "мертвую". Здесь же была приложена схема установки, при помощи которой эту воду можно получать. Народ загорелся идеей изготовления воды и постоянно у меня кто-то просил паяльник, провода. Процесс пошел  и даже наш "учёный" доктор тоже занялся  опытами с живой и мертвой водой.

Уже к концу рейса  вдруг что-то стало плохо  одной девушке, она работала у нас вторым поваром. Жаловалась на боли в животе, доктор осматривал ее, но ничего определить и поставить диагноз не смог. Брал консультации у других врачей, но девушке становилось все хуже и хуже. Он даже испытал на ней живую воду, но ничего не помогало.

Пришлось нам по радио опрашивать суда на промысле, искать опытного врача хирурга.  Нашли врача на тралфлотовском БАТе.
Быстро побежали к нему на встречу. Взяли хирурга на борт.

Говорят наш доктор упал в обморок  когда ассистировал хирургу и увидел кровь. Хирург выдал рекомендацию, срочно сдать ее в береговой госпиталь. Внематочная беременность. Мы сорвались в ближайший порт  на полных парах. Фарерские острова были ближе всего.

Острова находятся прямо посреди океана, застывшие волны - так мне представились многочисленные острова архипелага, красиво. Я не отрываясь разглядывал эти суровые берега. Столица островов - Тарсхавн, там есть госпиталь. Я отправил радиограмму капитану порта  о срочной медицинской помощи. На рейде нас встречал медицинский катер. Женщину уложили на носилки и лебедкой аккуратно переправили на катер.
На следующий день я вышел на связь, узнать как у нее дела.
Получил сообщение что операция прошла успешно и  ее жизни ничего не угрожает. Ближайшей оказией повар будет доставлена в порт Мурманск.

Через три дня  она действительно ушла в Мурманск на попутном судне, который был на заходе в Торсхавне. Мы же отработали еще неделю  и тоже засобирались домой.  План перевыполнен, пай хороший. Я даю радиограммы в порт о приходе, заказываю места в ДМО для моряков у которых нет жилья в Мурманске, а таких тогда было не мало. Заказываю аванс и лавочку.

В те времена по приходу в порт, тут же привозили и аванс, деньги выдавались сразу на судне  вторым штурманом. Через день-два на судно приезжала лавочка с различными дефицитными товарами. На судно кроме экипажа прибегали и женщины с конторы, кто кофточку или сапоги купить, привозили и ковры.

А на отпускное удостоверение  можно было купить  рыбный набор  и привезти домой вкусной рыбки.
Приход это всегда волнительно! На судно приходят родные и близкие, такая праздничная суета...

Корабль идет в ремонт и многие моряки рады  что попадают в отпуск летом.
Я составляю ведомость на удержание денег за переданные радиограммы, составляю ремонтную ведомость, небольшую заявку на снабжение  и с отчетами отправляюсь в отдел связи. Отдел связи у нас находился на 33 причале в большом здании Севрыбхолодфлота, на четвертом этаже. Начальником был Нивин Степан Павлович, он как всегда сидел за своим столом с папироской во рту.

А, Зуев, пришел, проходи... проходи...
Есть для тебя работа, а я то рассчитывал летом задержаться на берегу. Что за работа? Пойдешь в ремонт в Польшу. Уже легче стало, хоть не снова в море. Летом очень хочется находиться на берегу. Меня направляли на БМРТ польской постройки, МБ-0451 "Лазурный".