вторник, 14 февраля 2017 г.

И снова в море. | Про Море-Настоящий Морской Портал

И снова в море. | Про Море-Настоящий Морской Портал

Соловецкий. МБ-0368 1984 г.

К 1984 году я уже отработал в море семь лет, в общем, то морской волк. За эти годы я поработал на судах типа "Океан", это СРТР-0710 "Балаклава" капитан Лупинос -1977г, БМРТ-0371 "Нарочь" капитаны: Баев В.И. Стасенко В.Ф. 1978г., БМРТ МБ-0376 "А.Гмырев", СРТР МИ-706 "Бахмач" Капитан Пичугин - 1979г, СРТР МИ-0726 "Альбатрос",  БМРТ МБ-2643 "Вымпел" капитан Мятас В.Й. 1981 -1982г, БМРТ МБ-2642 "Пинагорий" капитаны: Васильев В.И., Вахрушев В.Н.

Снова в море.
Кто ходил в море помнит эту суету на отходе, приходит новый экипаж, новые люди, которые тут же знакомятся друг с другом, узнают, кто с кем в каюте будет жить... изучают свои обязанностями по расписанию.  Экипаж на большом траулере  не маленький обычно около ста человек. Отработав в Мурманрыбпроме уже столько лет, почти на каждом новом судне я встречал знакомых моряков.

Многие сразу подходят к радиорубке ведь после отхода от причала  единственная ниточка  которая связывает людей с берегом  это радиорубка, получение и отправка сообщений домой.

Скажу что в те годы радиограммы практически посылали все  в экипаже. Редко было так, что кто то за рейс не дал ни одной. Одно слово в телеграмме стоило 3 копейки, не дорого. Была конечно и почта. Но мы ее получали в лучшем случае 1 раз в месяц  и это был праздник для всех. Почтовик - обычно старый траулер, который уже не мог ловить рыбу. На берегу его загружали газетами, журналами, посылками, письмами, мелким снабжением и отправляли на промысел. Он шел сначала в Баренцево море, потом в Норвежское.
В Мурманске, в ДК Кирова была студия звукозаписи, где родственники рыбаков записывали звуковые письма родным в море. Их тоже присылали в рейс на почтовике.

Суетливые трое суток отхода, надо проверить привозимое снабжение, если, чего не хватает  успеть выписать. Познакомился с радистом присланным на судно, это Володя Соловьев, опытный радист  делает уже не первый рейс, с навигатором (электрорадионавигаторм, сокращенно ЭРН) тоже повезло опытный парень. Еще и стажера прислали, молодой парнишка Гена. Итого нас в рейсе будет четверо. Со штурманами уже познакомился... и с  капитаном тоже.


На рейс в четыре месяца  нам можно было выписать спирт-ректификат, требование у меня на 3 кг. Склад где выдавали спирт, находился у  12-й проходной рыбного порта. Что бы его получить надо было выйти из порта, получить и вернуться через проходную на судно. Порт охранялся милицией. Показываешь  требование с отметкой о выдаче спирта и спокойно несешь его на судно.  В порту три проходных, значит так можно пройти три раза. Сейчас я вспомнил об этом, посмотрев на фото 1984 г. где мы стоим со вторым штурманом СанСанычем. Мы пошли в город, взяли с собой 3-х литровую банку, купили в "трех ступеньках" 6 бутылок водки  и тут же за углом перелили их в банку. И пронесли ее уже через центральную проходную, потом повторили эту операцию еще раз.

Капитаном шел очень опытный рыбак Горулев Николай Васильевич.


Старпом Д-й, еще молодой штурман, 2 и 3 штурмана тоже молодые ребята лет по 30. Третий штурман Ломнов Валера, с ним впоследствии мне еще не раз придется встретиться. А когда он стал капитаном в 90-е, мы встретились и он пригласил меня к себе на судно  в хороший рейс.

МБ-368 Это 394АМ - проект  построенный на Николаевской верфи в 1974г, еще у нас их назвали рогатыми и аэродромами. Аэродромами, потому, что первые корабли пришедшие к нам носили название аэропортов: Внуково ,Быково, Шереметьево. Рогатыми потому, что  мачта на рубке почему то ассоциировалось с рогами.

Судно для рыбаков уже не молодое - десять лет. Хоть их и поддерживали в тех.состоянии и красили каждый приход в порт, но выглядели они в море как и все наши суда в ту порту, побитыми и ржавыми. Краска, которую выдавали для судов, очень быстро в штормовом море облазила и сквозь нее проступала ржавчина.

Ещё раз хочу напомнить что эти годы назвали потом - застойными, я всегда это считал не справедливым. Вот только таких судов как МБ-0368 проекта 394АМ было построена более 80-ти, а после 1980 года, на флот стали уже поступать еще большие суда-траулеры проекта Б406.

А какое строительство жилья шло в Мурманске.  Все это на застой не было похоже.  Жизнь в рыбном порту просто кипела, приходили и  уходили суда, выгрузки погрузки, бесконечные рефрижераторные поезда с рыбой. Жизнь кипела. Суда стояли у причала в 5-6 бортов.

Все еще много людей со всех концов страны приезжало на работу в Мурманск. У отделов кадров всех флотов стояли толпы людей, устраивающихся на работу в море. У нас в экипаже тоже было достаточно новичков, тех  кто выходил в море первый раз. Такая была и буфетчица. Зашла девица лет 25-27, вся одетая в «джинсу» - брюки, курточка...Но видели мы ее только когда судно шло по заливу, как только вышли в море и началась качка ... она пропала. Укачало. На работу вместо нее вышла другая девушка.

Галя уже неделю работала в кают компании буфетчицей, когда кто то из ребят сказал: Галя – ты все время в брюках ходишь, вот четвертый штурман говорит, это потому что у тебя ноги кривые…
На следующий день девушка пришла в мини юбке, демонстрируя свои красивые стройные ноги, видно было – она кипит, и ждет появления младшего штурмана. Как только тот появился на обед, она набросилась на него – это у кого ноги кривы? А. Четвертый был ошарашен такой встречей, так как он никому ничего не говорил, а ребята просто пошутили.

Мы вышли зимой  февраль месяц, море бушевало, нас начало кидать не слабо. Но штормоватся не когда надо идти на промысел в Норвежское море. Вместо недели перехода  мы шли  до промысла дней 12. Где-то через неделю у меня в радиорубке появилась бледная  и чуть живая «буфетчица». Я хочу домой, отправьте меня на берег. Я  ей объясняю - мы идем уже неделю, далеко ушли, да и погода в море штормовая, сюда даже вертолет не долетит, так что терпи девушка... все пройдет.

Недели через две мы бросили трал, качать стало намного меньше, но буфетчицей она не стала, перевели в прачки. У всех по разному происходит привыкание к качке, кто то быстро привыкает, а кого то море не принимает  и всегда укачивает, но такое бывает очень редко. Эта девушка  тоже оклемалась – «прикачалась». И остальной рейс хорошо отработала в качестве прачки. Она частенько забегала в радиорубку, и в разговорах конечно выяснилось, что никакой трехкомнатной квартиры в Сочи у нее нет, об этом она хвасталась еще перед рейсом. Мама у нее живет в Воронежа, ей она оставила на воспитание сына, а сама ушла за счастьем в моря.


В день отхода 8 февраля 1984 года  я по радио услышал о том, что в космос полетел очередной Союз, один из космонавтов - Владимир Соловьев. Я подшутил над радистом, говорю ему - Володя жене сказал что в море ушел, а сам в космос улетел.
Так как он был тезкой космонавта - Владимир Соловьев.


Еще и через четыре месяца Володе снова «повезло» на тезку. Когда мы получили расчетные листки за рейс, с него были удержаны алименты – 1000 рублей.
В бухгалтерию пришел исполнительный лист из Крыма, на алименты и указано было Соловьев Владимир Иванович. Володя побежал разбираться. Возмущенный, как такое может быть у меня жена, двое детей, а с меня алименты? В бухгалтерии все выяснилось – тезка полный, только год рождения другой. Деньги конечно сразу не вернули, а выплачивали по маленькому в течении нескольких месяцев.


Хочу еще напомнить что в те годы  на судах еще не было ни спутниковой навигации, ни видеомагнитофонов. Но зато в рейс мы брали большую библиотеку, обменивались друг с другом книгами. Телевизор на судне был, но показывал он редко, когда близко подходили к берегам  или на стоянках в порту.  На судне был радиоузел  где стоял старенький приемник "Волна-К", вот по нему ловили наши радиостанции  и пускали их в трансляцию по каютам. Там же стоял и магнитофон, на котором проигрывались магнитофонные ленты  которые присылали с берега.
В салоне команды и в кают компании были киноустановки "Украина» на которых смотрели фильмы по много раз одни и те же. При случае менялись в море и фильмами и книгами.
Обычно все фильмы успевали посмотреть еще на переходе. На промысле помполит занимался обменом фильмами, искал, кто готов обменяться, договаривались  потом  с помощью бочки  обменивались. Бочку с кухтылем выбрасывали за борт и  мы ловили ее. Потом давали подтверждения об обмене радиограммой.

На переходе в первый-второй день все расставляется по своим местам, закрепляется что бы ничего не болталось и ни каталось по каюте.  На палубе разбирали тралы, готовили его к первому запуску, на фабрике технолог тоже готовился к приему улова, расставлял людей, кому где работать.

В соседней каюте поселился 2-й штурман, мне через переборку все хорошо было слышно  что он там делает, на сдаче вахт 3-й  сдавал 2-му, они садились и по маленькой выпивали, потом 3- шел спать, а второй на вахту.  Со старпомом они не нашли общий язык  потому, что думали  что тот их закладывает капитану.  Однажды вечером слышу они пригласили в каюту старпома, разговор начался и перешел на повышенные тона, послышалась возня и удары. Я понял, что они там дерутся, а зачем им свидетели? Я ушел в кают- компанию смотреть кино. Наутро у всех троих  на лице были фингалы, на этом инцидент вроде был исчерпан. Дальше они сработались, но в дружбу это не перешло.


Переход, как и все хорошее  закончился, наступили суровые рыбацкие будни  мы уже месяц отработали. Все вошло в привычное русло. Ждем почтовое судно и вестей из дома. Через месяц я получил сообщение, что почтовик вышел в море.

После получения почты, а это кроме писем и посылок  большая пачка разных газет и журналов. Подписка прессы на суда была обязательной, выписывали многие газеты и журналы. Они копились в почтовом отделении №1.  Газеты и журналы передавали друг другу и дня два три народ увлеченно читал.  На этот раз пришли и звуковые письма. Я как сейчас помню это письмо. Помполит пошел в радиоузел  и поставил его для матроса К-ва, наверное с его согласия. В письме (звуковом) жена что-то сообщала мужу о доме, потом сын стал рассказывать как он скучает за папой, что к ним приехал дядя Сережа  и они гуляют и ходят в кино. В конце письма по заказу семьи прозвучала песня для папы: помню там были такие слова - "В нашем доме поселился замечательный сосед". Звучало как то двусмысленно, я у моряка спросил, что за дядя Сережа к тебе приехал? Брат приехал, да вот меня не застал…

На второй кассете-бобине было написано "концерт Донны Саммер", у нас ее тогда еще не знали.  Я вечером на ужин поставил ее послушать.

Минут через 10 прибежал помполит и ко мне - ты что там поставил? Я а что, кассету  которую прислали... Оказывается там вначале бобины была записана ее речь минут на 10, это когда она прилетела в Испанию  и с трапа самолета приветствовала своих поклонников, только потом шла музыка и ее песни. А помполит подумал, что я "вражеское радио" включил в трансляцию.

Убедившись, что это именно пленка присланная с берега, успокоился и ушел. А концерт донны Саммер действительно был классным, его потом часто крутили  и даже переписывали себе. Запись была качественная, студийная.

В Норвежском море работала большая группа судов Северного бассейна, было много судов из Запрыбы  и Черноморцев. У каждого флота был свой руководитель, но был и начальник промрайона.
Так же как и в Баренцевом море проводились промсоветы, делились информацией по рыбе... уловам. Помогали друг другу специалистами, пересаживались на суда, помогали наладить работу тралов, аппаратуры. Здесь же недалеко от группы судов дежурил и аварийно-спасательный буксир.

Случилось это где то в апреле месяце, помню я утром после передачи сводки, как делал это часто, поднялся на мостик. Море было не совсем спокойно, волнение баллов 4-6, мы шли с тралом, вокруг нас тоже с тралами шли несколько десятков судов.  Я взял бинокль и стал рассматривать суда. Увидел как из трубы у одного из старых БМРТ, вдруг повалил чёрный дым. Обратил внимание штурмана, говорю вот старое корыто задымило - посмотри. А на самом деле случилась беда - это был пожар на судне. Об этом мы узнали через несколько минут из эфира и переговоров судов. Я ушел в радиорубку и прослушивал все переговоры, следил за спасательной операцией.

Пожар случился на БМРТ "Хрусталь" 394 проекта, 1964 года постройки. Судно принадлежала Запрыбе, порт приписки Калининград.
Произошло вот что, судно шло с тралом. В машинном отделении лопнула медная трубка топливного насоса, топливо под давлением брызнуло и попало на раскаленный коллектор, вспыхнуло пламя. В МО сквозняк, хорошая тяга, пламя сразу же распространилось по всей машине. Герметизацию машинного отделение быстро произвести не смогли  потому, что все двери и лючки были открыты и привязаны где веревками, где проволокой. Вахтенный механик и моторист выбежали на промысловую палубу, даже не успев доложить на мостик.

К сожалению экипаж судна оказался не готов в экстремальной ситуации. На судне возникла настоящая паника, команда стремилась быстрее покинуть судно, пожар  бушевал в машинном отделение. Кто то высказал мысль, что могут взорваться топливные танки.

Моряки сбрасывали спасательные плоты, их отрывало и уносило. Судно обесточилось, шлюпки было не спустить. С ближайших к ним судов, моряки спустили шлюпки и шли к терпящему бедствие судну  что бы снять экипаж. Как рассказывали потом по радиосвязи спасатели, когда первая шлюпка подошла к судну, на нее просто посыпались моряки  без всякой очереди и порядка.

Шлюпка тут же перевернулась от перегруза. Один моряк погиб, второго  чуть не задавило шлюпкой. Следующие подходящие шлюпки учли опыт первой, подошли и брали людей по одному. Сняли всех. Но все-таки без жертв не обошлось, погибло три члена экипажа. Второй механик, он обгорел, и два моряка.

Конечно подошло и спасательное судно, оно увело горящее судно от группы судов. Спасатель следил за пожаром на судне. Капитан спасателя на радио совете докладывал, пожар  в машинном отделение,  загорелась рыб фабрика, загорелась рубка. Трое суток выгорало судно, пока огонь не утих. Никакие топливные танки не взорвались.  Подождав некоторое время  спасатель взял судно на буксир и потащил его в порт. Судно уже ремонту не подлежало, через год его отправили на металлолом. Вот такой случай приключился на промысле. Опять  главной причиной того, что  судно не смогли спасти, стало  нарушение всех правил безопасности. Если бы быстро произвели герметизацию машинного отделения и включили систему пожаротушения СО, наверняка гибели судна можно было избежать. Море не прощает ошибок.

А у нас продолжался рейс, все втянулись в работу, перезнакомились, подружились. На судне жизнь шла своим чередом. Тогда еще не было такой интенсивности труда в море, вахта, иногда под вахта если поднят большой улов. От нас, от   радиослужбы иногда на подвахту ходил навигатор. Ни я  ни радист к подвахте на рыбу  в те годы не привлекались.

Доктор наш тоже сидел без работы, никто не болел. Как то я, проходил мимо сан-блока, док пригласил к себе. Стал показывать какие-то картинки, с непонятными фигурками на них. И предложил мне сказать что они мне напоминают. Короче психологией занялся, и я был не первый, оказывается он всех моряков по одному отлавливал  и показывал эти «дурацкие» картинки. Вот человек без дела занялся «наукой». Говорит буду диссертацию писать.

В те же годы на судах процветало и "народное творчество", на этот раз кто то принес журнал "Наука и техника". Там была большая статья про воду, "живую" и "мертвую". Здесь же была приложена схема установки, при помощи которой эту воду можно получать. Народ загорелся идеей изготовления воды и постоянно у меня кто-то просил паяльник, провода. Процесс пошел  и даже наш "учёный" доктор тоже занялся  опытами с живой и мертвой водой.

Уже к концу рейса  вдруг что-то стало плохо  одной девушке, она работала у нас вторым поваром. Жаловалась на боли в животе, доктор осматривал ее, но ничего определить и поставить диагноз не смог. Брал консультации у других врачей, но девушке становилось все хуже и хуже. Он даже испытал на ней живую воду, но ничего не помогало.

Пришлось нам по радио опрашивать суда на промысле, искать опытного врача хирурга.  Нашли врача на тралфлотовском БАТе.
Быстро побежали к нему на встречу. Взяли хирурга на борт.

Говорят наш доктор упал в обморок  когда ассистировал хирургу и увидел кровь. Хирург выдал рекомендацию, срочно сдать ее в береговой госпиталь. Внематочная беременность. Мы сорвались в ближайший порт  на полных парах. Фарерские острова были ближе всего.

Острова находятся прямо посреди океана, застывшие волны - так мне представились многочисленные острова архипелага, красиво. Я не отрываясь разглядывал эти суровые берега. Столица островов - Тарсхавн, там есть госпиталь. Я отправил радиограмму капитану порта  о срочной медицинской помощи. На рейде нас встречал медицинский катер. Женщину уложили на носилки и лебедкой аккуратно переправили на катер.
На следующий день я вышел на связь, узнать как у нее дела.
Получил сообщение что операция прошла успешно и  ее жизни ничего не угрожает. Ближайшей оказией повар будет доставлена в порт Мурманск.

Через три дня  она действительно ушла в Мурманск на попутном судне, который был на заходе в Торсхавне. Мы же отработали еще неделю  и тоже засобирались домой.  План перевыполнен, пай хороший. Я даю радиограммы в порт о приходе, заказываю места в ДМО для моряков у которых нет жилья в Мурманске, а таких тогда было не мало. Заказываю аванс и лавочку.

В те времена по приходу в порт, тут же привозили и аванс, деньги выдавались сразу на судне  вторым штурманом. Через день-два на судно приезжала лавочка с различными дефицитными товарами. На судно кроме экипажа прибегали и женщины с конторы, кто кофточку или сапоги купить, привозили и ковры.

А на отпускное удостоверение  можно было купить  рыбный набор  и привезти домой вкусной рыбки.
Приход это всегда волнительно! На судно приходят родные и близкие, такая праздничная суета...

Корабль идет в ремонт и многие моряки рады  что попадают в отпуск летом.
Я составляю ведомость на удержание денег за переданные радиограммы, составляю ремонтную ведомость, небольшую заявку на снабжение  и с отчетами отправляюсь в отдел связи. Отдел связи у нас находился на 33 причале в большом здании Севрыбхолодфлота, на четвертом этаже. Начальником был Нивин Степан Павлович, он как всегда сидел за своим столом с папироской во рту.

А, Зуев, пришел, проходи... проходи...
Есть для тебя работа, а я то рассчитывал летом задержаться на берегу. Что за работа? Пойдешь в ремонт в Польшу. Уже легче стало, хоть не снова в море. Летом очень хочется находиться на берегу. Меня направляли на БМРТ польской постройки, МБ-0451 "Лазурный".